В Египте детям не место. Длиннопост

Ровно год назад я задумала написать статью на эту тему. И год откладывала момент посадки задницы за компьютер с последующим набрасыванием навоза на лопасти климатической техники. Впрочем, говнометством люди и без меня готовы заняться. Открываем… да что угодно можно открыть, лишь бы тырнетная вещалка была в наличии, и создаем любую тему, связанную с переездом отдельно захваченной в фокус внимания фемины в район любой арабо-африканской Папуасии. Засекаем полчаса и, если вы фермер, то вы должны плясать от счастья, бесплатного дерьма вам привалило столько, что два гектара огородных посадок можно смело удобрять до самой осени, и еще на рассаду хватит. Кстати, надо запатентовать идею – виртуальное дерьмо для какой-нибудь вконтактовской фермы. Шаккар, опереди меня, котик, сделай на этом новый миллион. Но так о чем я, ах да, о бабах и детях!

Вызывает антерес вот такой, пардор, разрез. Если мужик поехал на заработки в чужую страну, оставив жинку и дитев по лавкам, то он кормилец. Ну, хер с ним, гастарбайтер. Джамшут недорезанный, но у себя в родном ауле все равно кормилец! У кого пашущий на благо семьи мужичишка не вызовет уважения? При этом, по большому-то разумению, видали все на большом экране с долби и сураундом, в какую такую Папуасию отправился наш теоретический Равшанушка. Даже если он шелестит батонами, прислуживая в Эмиратстве богатому недорослю, но при этом имеет пару зеленых котлет на месячишко, все благополучно вспомнят, что даже римский ампиратор не гнушался пополнять городскую зазну сортирным баблом, давая зуб на отсечение, что деньги не пахнут. Если в поисках баблоносной службы папуас отправится считать тюленей в какой-нибудь жопе снежного мироздания, жена не будет спрашивать, не взмерзнет ли маугли. Платочек пуховый трофейный достанет, яйцы обмотает, дабы не обморозило, и пинка даст для легкости, чтоб быстрее летел и с хабаром вернулся.

Но не дай Босх в поисках лучшей жизни в дальние страны соберется мадам. Ладно, если мы возьмем в качестве места валения какую-нибудь оливковую рощицу в Подвенецианье. Глухомань непролазная, идешь, а тебе оливки по башке тюк-тюк! Тем не менее, мадам будет весьма уважаема и почитаема у себя в Пырловке, где ее мамаша будет гордо вздергивать к небу нос-картошку и заявлять, что «моя-то в Италии, слышь, Семенна! Выйдет вон взамуж за итальянца и дитя в Европу перетащит!» Сама же мадам будет заявлять, что у них в Италии (Германии, Испании и прочих еврохалифатствах)…. Ну все поняли, че я…

За это можно запросто простить мадаме то, что она оставила своей мамзели одного, а порой и двух-трех недорослей. Даже рожденных от разных мужчин. Потому что в Италиях и Германиях мадаме подобное приданое только помешает «зацепиться» за какого-нибудь синьера или херра. В данном случае никакого обсуждалова даже быть не может!

Другое дело, если мадам отправляется в наши палестины. В смысле, в Египет. Такое впечатление, что одно только слово на букву «Е» вызывает в тысячах голов, набитых третьесортными потрохами, моментальный выброс траченной молью красной тряпки. Пиндос иваныч – где моя контактоферма, дерьма мне в корзину, зомбаков буду взращивать!

Дама, посмевшая уехать в Египет, как минимум, проклинается родней и коллегами, на нее взвешивается совершенно мне непонятный нарицательный ярлычок «Натаща», а если у сей дамы остались на родине дети… ну это ваще просто за пределами добра и мирового зла в исполнении бессмертного Дарта Вейдера. За это надо просто на кол, желательно, предварительно отполированный, чтобы сразу через все кишечные петли и до гланд.

А все почему? Потому что Египет – это рассадник курортного хабибонства. И каждая женщина, решившая остаться, моментально попадает в разряд хабибочумных, понаоставшихся только из-за очередного… так, я пожалуй, тут сделаю четкий анонс. В следующее воскресенье… зайдите в рубрику хабиби-гуру. Правда. Зайдите. Я редко публикую секретные материалы из закрытых групп, но в этот раз просто не могу сдержаться, это ржака!

Так вот, я лично отношусь к числу тех, кто остался не ради хабиба, а ради работы. И могу сказать так, нет ничего хуже, чем литры кислого яда, которыми обливают моих коллег – резиденток Хургады, которые работают в городе по принципу гастарбайтеров. При этом дети живут отдельно, с бабушками-дедушками. Все прямо-таки горазды окукушить таких теток, прямо с размаху в лицо дерьмом плюнуть. Типа как ты могла, ридну кровинушку оставить! Нет, блин, надо тащить за собой!

Порой мне реально хочется сказать – в Египте детям не место! Не место детям среди уличного хулиганья, которое играет кирпичами и в десять лет начинает пробовать хаш и сифилитичных луксорских проституток. Не место им в арабских школах для бедноты, где полгода – каникулы, а в остальные дни приходится по каждому предмету нанимать репетиторов, ибо училки не могут даже трех слов бекнуть. Детям не место там, где родители вынуждены с утра и до вечера пахать как проклятые ишаки, не имея возможности обратиться к той же бабушке, чтобы с дитем после школы посидела.

Кукушничать и гнобить хорошо, сидя в Москве, а еще лучше, на Пхукете, обнявшись с макбуком и будучи успешным блогером, раздающим советы. Но далеко не все настолько беспринципны или везучи, чтобы среди убитой экономики позволять себе вместо работы разброс дерьма по тырнетам. Большинство жительниц провинций живет на какую-то совершенно умопомрачительную зарплату, и если в Папуасии платят больше, поедут в Папуасию. Хотя даже не в том дело, что больше. А в том, что я на себе сейчас это ощущаю. Хургада закрыта, наше градообразующее предприятие – российский туризм – в заднице. И если бы мне теоретически предложили ехать мыть полы эмиратскому богатею за те деньги, которых хватит, чтобы моя семья была обеспечена, я бы поехала. Скрипя зубами и не имея возможности взять с собой Санька, но поехала бы. Я представляю себя на месте любой обычной бабы, живущей где-нибудь в Пырловке, где на весь город – одна ковровая фабрика. И она кормит весь этот город. А назавтра фабрику закрывают. Впрочем, не фабрику возьмем, а, допустим, Белгородскую область, в которой не скажу какой город вымирает, потому что народ жил там челночными бегами между Россией и Украиной.

Хорошо, если есть возможность ехать гастарбайтить у мужика. А если мужик не могет, или если его знаний недостаточно? Или если тетка одна? Какая разница, в какой Папуасии она поднимает бабло, чтобы просто ее ребенок не помер с голоду. Шовинизмом пахнет не меньше, чем удобрениями.

С другой стороны, конечно же, возникает вопрос – а почему не взять дитя с собой? Честно ответить? Потому что большинству, откровенно говоря, бабушка с дедушкой лучше, чем детдом. Это раз. А во-вторых, потому что это Египет. Баба, даже с ребенком, даже сорокалетняя и целлюлитная, не останется без внимания. Мужичишку себе найдет. Все находят. И неплохого, кстати, найдет, тут народ без вы*бонов. Другое дело, что далеко не каждый ребенок спокойно перенесет сначала отчима, а потом сводных братьев-сестер, которые обязательно появятся. И многим кажется, что так лучше – школа бесплатная, универ там, садик, поликлиника – у ребенка есть нормальная жизнь, тогда как в Египте всего этого не обеспечишь. У мамы – своя личная жизнь, при этом мама не забывает высылать дитю пособия. Не гнобит его, тихо или громко спиваясь в своей Пырловке. Хорошо же? Всяко лучше, чем то, как живут в вымирающих городах те, кто не может позволить себе свалить в Папуасию…

Но, говоря откровенно, я совсем не так хотела эту статью написать, вообще не так. Но как получилось, так получилось. Это самая сложная тема, которую мне вообще приходилось обдумывать. В Египте – десятки женщин, у которых есть дети от первых браков, живущие в России и на Украине, в Беларуси или в Эстонии. Десятки женщин, у которых дети от первых браков живут в Египте, вместе с детьми от вторых и третьих браков или просто с новыми отчимами. И вроде никто мне не жалуется на жизнь. И я хорошо знакома с этими людьми, у меня просто рука не поднимается взять и обвинить кого-то в чем-то. Каждая чужая семья – потемки.

Но закончу я тем, с чего хотела начать эту статью год назад. С того, что есть у меня одна знакомая, зовут ее Наташа. И у нее есть дочь, которую она оставила на попечение бабушки в Барнауле. Наташа не приезжает домой, не звонит дочери. Не высылает деньги. Это она считает, что в Египте детям не место. Ее я и процитировала. Это было год назад. Наташа пояснила мне, почему не перевозит дочь к себе. Потому что тут нет бесплатной поликлиники, школы и перспектив сделать карьеру. Зато Наташа регулярно плачется из-за того, что хочет родить ребенка от своего нового египетского мужа. У нее случилось три или четыре неудачные беременности. И ее нерожденный сын умирал у меня на глазах. И это тот случай, когда смерть лучше жизни. Однажды я расскажу, почему.

Просто меня очень сильно удивляет и приводит в полное непонимание одно: как можно бросить одного ребенка, просто взять и наплевать, забыть, при этом мечтать о другом… Почему одному ребенку в Египте не место, а другому — вполне норм? Я понимаю, мужика никчемного можно забыть и наплевать. Хотя я лично против разводов, но мало ли, бывает. Но так…

Я потому и написала кучу оправдашек по поводу мадам-гастарбайтеров, потому что сама чуть было не согласилась уехать на заработки, когда меня достало нервное ожидание судьбы Хургады. Санька надо было кормить каждый день, и у нас не было даже вопроса, кто поедет по мамонтов — я или Сансаныч. У меня высшее образование, три языка и российский паспорт, я таки больше и быстрее заработаю, да? Когда на кону — жизнь, здоровье и благополучие ребенка, я готова забить на все гендерные предрассудки.

Но если бы я поехала в Эмиратовск, холуйствовать в отеле или даже драить полы на вилле какого-нибудь шейха, я бы не подумала выскакивать замуж за индопака-садовника и рожать от него нового сына. Я бы скучала по тому, которого оставила дома. Поэтому я категорически против огульных обвинений женщин, уехавших в Египет на заработки. Но я писец не понимаю, как можно вот так просто взять и…

Объясните мне, чего я, черт возьми, не понимаю в этой жизни?