Иордания. Записки на манжетах гидовской куртки

Я шла по горной тропе и прямо чувствовала, как формалином с ушей течет крыша. А где-то рядом, шипя, капают слюни. ЧОРД! ЧОРД! ТЫСЯЧА ЧЕРТЕЙ! — думала я, стараясь переводить взгляд с очередного на-моем-пути-попаданца куда-нибудь в нейтральную территорию. Теперь понятно, почему пять лет назад и даже три года назад моя поездка в Петру не состоялась. Ангел-хранитель берег мои нервы? Пожалуй, что да…

Напомню, что случилось. Это третья попытка поехать. Первая была в 2011 году, тогда по неизведанным причинам не набралась группа, и поездку из Шарма отменили. Второй раз я купила билеты уже в 2013 году, но за день до вылета у меня украли паспорт. В третий раз я уже не распространялась о своих планах, чтобы не сглазить. И только приехав в Иорданию, а точнее, в Петру, поняла, от чего меня уберегала судьба.

Я теперь знаю, откуда взялся образ Джека-Воробья! Его явно списали с местных горных троллей, в смысле, иорданских бедуинов, которые топчутся в окрестностях Петры. У них у всех поголовно накрашенные глаза, оригинального облика тряпки, какие-то замотайки на голове и очень часто — длинные патлы из-под головного убора. Правда, золотые фиксы я не разглядела, но одних только идеально отрисованных smokey eyes на выразительных черных глазищах мне хватило. Будучи вполне себе замужней дамой с колоритным супругом в паспортном штампе, я периодически ловила себя на том, что больше минуты рассматриваю очередной образчик моего фаворитарного архетипа. Представляю себе, что бы было, явись я туда молодой и незамужней. Мое созерцание Петры закончилось бы, не начавшись. Какие, в задницу шайтановой бабушке, булыжники, когда тут такая красотищща?

Боюсь, что никогда не смогу толком объяснить все смешение чувств, которое меня накрыло. Дело в том, что я до коленочной дрожи обожаю такой вот арабский типаж, гротескно-гламурный, весь из себя лубочно-журнальный. А тут он вон живой по каменюкам скачет, выбирай любого из сотни пасущихся! Но с другой стороны, именно накрашенные мужики, живые, а не лубочно-журнальные, вызывают у меня, как у яростного гомофоба, приступ топорно-хватательной ненависти. В общем, к осмотру Петры меня каждые пять минут очень мило возвращала дама-компаньонка.

Интересный факт

Вроде бы арабы. Вроде бы от Египта 40 минут. Архитектура та же, одежда почти та же, язык тот же, я понимала 90% того, что гиды между собой обсуждали. Но, блин, у них там чисто!!! Везде чисто! Нет, в Шарме тоже почти что идиллия, но Хургада… это же мусорные кучи одна другой круче!

В Иордании я внимательно приглядывалась ко всему, к пустыне, к селениям, которые мы проезжали, даже к пастбищу верблюдов и верблюжатников возле ворота Эль Хазны. Даже там умудрились сохранить более-менее приличный вид территорий. А то, что по пустыне не разбросан, не расхристан и не летает мусор, так это вообще для меня было чем-то неожиданным. Поэтому я, пожалуй, больше не буду допускать обвинения «всех арабов поголовно» в нечистоплотности. Это, видимо, явление далеко не всеобщее. Иорданцы оказались очень даже строгими к собственным территориям.

Сложности маршрута

Я уже писала, что было очень холодно. Это стоит иметь в виду, если вы едете из Шарма. А вот летом я бы не рекомендовала туда соваться, камни есть камни. Это древние набатеи вполне уютненько себя чувствовали, рассовавшись по пещерам. А современным гражданам, привыкшим к кондиционированному и рафинированному воздуху, может и не понДравиться…

Мы ехали из Шарма. Точнее, как, из Шарма сначала добрались до Табы (2 часа). Потом паром до Аккабы (35 минут). Потом автобус из Аккабы до Петры (2,5 часа). И это только транспортировка.

Дальше имейте в виду, что вас могут лихо обмануть! Ушлые ребятки предлагают не пешком грести, а взять напрокат лошадку, ослика или карету. Вы наивно полагаете, что доедете до логического финала маршрута, а вам — фигу! Многокилометровая дорога Петры поделена на сферы влияния. Сначала идут лошадники, которые встречают вас у ворот и могут довезти только до входа в ущелье Сик. Потом от входа в ущелье до храма в скале вас довезут на карете. Дальше по маршруту до подъема в монастырь вас может доставить уже дядечка на лошади или на ослике. И, наконец, забраться в горы, в христианский монастырь поможет еще одна лошадно-ослиная армия.

Зайти на не свой участок животноводы не могут. Стоимость проката на каждом участке — 20 динар, около 30 долларов. Короче, я зажмотилась и пошла пешком. Наблюдая попутно, как героические мамаши по этому маршруту волокут детей и коляски, причем, одного в коляске, второго рядом с собой. Блин. Экстремалки, чесслово…

Не скажу, что это была архисложная дорогая. Даже для такой коряги, проросшей корнями в компьютерное кресло, как я, этот маршрут не показался жутким. Даже при том, что я очень сильно спешила на обратном пути, чтобы не задерживать группу.

Вообще, я не особый любитель долго и вдумчиво обнюхивать исторические достопримечательности. И стандартных часов обзора мне всегда хватает. Никогда не могла понять людей, которые мне говорили, что им мало времени на пирамидах или там в Карнаке… Как мало? Два часа!

А нам в Петре дали… четыре часа, и обратно я бежала! Потому что мне было, блин, мало! Не, ну я хорошо понимаю, почему. Меньше надо было на стаю воробьев пялиться и слюни пускать.

Ощущения от нахождения в городе — непередаваемые!!!!!!!! Я не знаю, как объяснить словами чувство, которое проносится со свистом по всей черепной коробке: бляха-муха, тут же люди жили! Когда-то все это было городом, когда-то они все тут что-то жевали, куда-то ходили, учили, дрались, женились, хоронили близких. Куда все это делось? Почему исчез этот город, и остались только камни?

Вопросов была куча — где они выращивали пшеницу, например. Или откуда брали воду. А как они взбирались на эти отвесные скалы, черт подери? У них крылья что ли были? Входы в пещеры располагаются как ласточкины гнезда. Точно, не люди, а симураны какие-то.

Сколько километров мы прошли — сказать затрудняюсь, но устали конкретно. Особенно, когда обратно пришлось подниматься в гору, после пары часов брождения по камням и песку. Но ничего, справились с задачей все, даже хромые пенсионеры и экстремальные мамаши с колясками.

Забавное про торгашей

Меня до умопомрачения озадачили продавцы всякой утвари. И те, которые цивилизованно расположились в бесконечных магазинах возле входа, и те, которые развернули прямо на камнях стихийные торговые точки. Все они, от грязного (в прямом смысле слова) бедуина до холеного дядечки в официальной лавке, были исключительно вежливы! Даже когда я двадцать минут рассматривала ассортимент, лапала чашки, торговалась и отметала все встречные предложения. Нет, мадам не согласна? Увы, ничем не могу больше помочь. Возможно, у моих соседей вам больше повезет…

ЧОРД. Можно я выпишу в Хургаду их учителя хороших манер? За любые деньги.

Впрочем, стоит отдать должное факту: арабы есть арабы. Я приметила типичнейшие методы работы, какие регулярно встречаю в египетских лавках. Если у меня чего-то нет, значит, это сняли с производства и ни у кого не найдешь. Бери, что дают. Валлахи, ласт прайс, мадам! Ну и подобные эскапады… Чего повторяться? Все знакомо…

Приз зрительских симпатий и выручку в какие-никакие сто долларов получил лавочник, который с первой минуты каким-то совершенно неподражаемым торгашеским чутьем уловил запах хургадинских улиц и вежливо поинтересовался, не по-масрийски ли со мной стоит разговаривать. Услышав утвердительный ответ, моментально перешел на чистейший хургадинский выговор, прямо аж слезы из ушей полились! Чудесным образом продемонстрировал знания особого «смешанного» языка с большой долей верхнеегипетских выговоров… И был возблагодарен покупкой двух чашек, платков и сумки. Было бы у меня больше времени, я бы еще что-нибудь у него купила.

В общем, путешествие состоялось, прошло более чем успешно и было занесено в список сбывшихся желаний. Теперь, честно говоря, нахожусь в некоторой растерянности. План-максимум, составленный пять лет назад, подошел к концу… Пора придумывать новый маршрут мечты!

5 комментариев

  1. Ах, приятно вспомнить… Фото очень неплохие, а эти торговцы — просто чудо!
    Однако, мадам, у вас тут нестыковочки в географии: Шарм-Таба никак не 2 часа, Тындекс подсказывает, что расстояние 273 км преодолевается за 4 с половиной. Выехав из Дахаба в 2 ночи, в 5 утра мы были в Табе и около 12 — в Петре ( правда, у нас было 2 границы, на Иордано-израильской застряли), с паромом было бы быстрее. В отличие от Египта — Иордания страна не суетная, там как раз чувствуется вся неспешность Востока. А набатеи — вообще загадка: откуда взялись, куда делись — все только предположения. И город этот — тоже большая загадка.

  2. Насколько я помню, Петра погибла от землетрясения. И тот кусок ущелья, который расчищен — это «город мертвых», эти многоярусные норы — склепы. Ну и храмы там же. «Город живых» находился в долине, где руины храма, и там практически ничего еще не раскопано, потому что правительство Иордании неохотно дает разрешения археологам копать.
    А еще в Иордании не принято торговаться, хоть там и те же арабы. Впрочем, не совсем те же. Это — бедуины, и они немного другие.
    Я уже писала как-то, что это все потомки одной большой семьи, или клана, который когда жил в самом ущелье. Чтобы они согласились оттуда выехать, правительство Иордании построило им городок рядом и дало «на откуп» торговлю и это каретно-осликовое обслуживание.

    1. Ой, я, не имея подобной информации, тоже так решила — что это город мертвых. А не подскажете, где посмотреть материалы по теме? Мне не попадалось, хотя прочла много.

  3. Петру надо прочувствовать ногами, от начала и до Монастыря, только тогда будет полное удовлетворение! И 2 дня!

  4. Красиво!
    Почему -то в блоге не нашла этой записи

Comments are closed.