INSIDER (часть 6): Пальмовый лес. Особенности национальной недорхитектуры

Это заключительная глава «Инсайдера». Пока я ее пишу, у меня на плите греется чайничек, а в нем — будущий кофе, который я основательно заварю покрепче, перелью в термокружку и брошу в рюкзак. Меня ждет экспедиция в древнейший христианский монастырь Египта. Уже через два часа — автобус на Суэц. А сейчас я разбираю оставшиеся фотографии, сделанные в Александрии, чтобы рассказать о том, что еще мне удалось увидеть глазами попаданца, внедренца или, как я это метко назвала, инсайдера…

Кстати, для тех, кто в субботу утром найдет в себе силы заглянуть ко мне в блог, выйдет специальная бонусная часть «Постскриптум». Из нее вы узнаете, при каких обстоятельствах вообще родилась идея александрийской робинзонады. Скажем так, креативную атмосферу мне обеспечили вот эти милые дядечки…

Сначала я расскажу о доме, в котором я жила. К сожалению, подобные бараки я наблюдаю в Египте далеко не первый раз. В таком же кошмарном состоянии, например, находится вся аутентичная часть Хургады. В десяти метрах от рыбацкого поселка, самого жуткого района города, прямо за кованным забором – самая дорогая недвижимость с панорамными видами на море. А чуть копни глубже – и увидишь вот такие ужасы…

Вспомнилась, кстати, недавняя публикация Сергея Доли. Черт подери, как же я ему порой завидую, мы с ним как вечные орел и решка, не находите? Он рассказывает про золотые унитазы Бурдж Аль Араба, а я пугаю своих читателей видами дырки в полу, изображающей слив для душа. Кстати, водонагревателя в этом доме не было в помине. Центрального отопления и горячего водоснабжения, как вы, думаю, догадались, тоже не предполагалось проектом. Как мы всю неделю мылись? С помощью холодной воды и влажных салфеток. Подхватив всей семьей дружно простуду, планово перетекшую в бронхит. О чем мне вчера сообщил мрачный лор.

А вот это деревянные потолки в нашей «лучшей комнате» в доме. Натюрморт!

Вот это дерево во дворе служит лестницей на крышу – хайванятник.

Ну а чтобы вы не подумали, будто я изо всей александрийской недорхитектуры выбрала единственный барак, то выходим во двор и любуемся окрестностями. Такими же хайванятниками, как и тот, в котором мне пришлось пережить почти целую неделю.

Ну и пара пейзажей, сделанных на светофорах. Извините за качество съемки, я знаю, что я худший говнофотограф в мире, уже наслышана. Но суть я поясню.

Вот это, например, классическая для египетских городов куча мусора. К сожалению, мы слишком быстро проехали полуразрушенное здание, в котором уровень трэша, то есть, мусорных завалов с торчащими отовсюду синими пакетами, достигает пары метров. Просто представьте себе этот кошмар. А еще он воняет… Два метра синей пластиковой вони.

Это – александрийские потемкинские деревни. Когда мне кто-то рассказывает, какая в городе шикарная архитектура, я хмыкаю и показываю эту фотку. Из окна туристического автобуса вы видите фасад, но стоит свернуть за угол – и пожалуйста, совсем другой коленкор.

Вообще, для Египта это свойственно – часть дома не достроена, крыши вообще нет, зато глядишь, в пяти-десяти квартирах свет горит, бельишко на балконе сушится, жизнь ключом. А рядом зияют пустые окна недостроенных жилплощадей. Тим Бертон удавится от обиды, что не он придумал эту декорацию.

Нет, я конечно, утрирую. В Александрии, равно как и в Каире, в Хургаде и других городах Египта, есть и районы для очень крутых, и середнячковые здания, и вот такие ужасы городка, какие довелось увидеть мне. В целом среднестатистическая недвижимость выглядит как-то так, непритязательно и уныло. А еще балконы всегда завешены тряпками, потому что иначе соседям прекрасно видно все, что происходит внутри дома. Расстояние на отдельно взятых улицах – не больше метра-двух.

А еще меня буквально потрясли виды пальмового леса, который растет посреди города по дороге в аэропорт. К сожалению, сфотографировать него не удалось, зато на последнем издыхании фотоаппарата довелось запечатлеть удивительным образом вписавшиеся в фасад здания дерева. Тротуарную плитку укладывали уже поверх, старательно обойдя стволы. Видимо, балконы тоже будут делать в обход кроны.

Все, пожалуй, на этой лирической ноте я закончу повествование о своей незабываемой александрийской робинзонаде, и больше я ни в какие робинзоны не записываюсь, ни добровольно, ни под страхом отключения от интернета. В следующий раз – только в Бурдж Аль Араб, в номер с золотым унитазом. Ну ладно, сойдет и просто позолоченный, не привередливые мы. Хотя о чем я, в конце концов, меня ждет совсем другая дорога. Путь в тысячу ступеней к вершине первой христианской святыни Египта.

Окончание следует