Insider (часть 3): Печень, давай, до свидания!

В доме дядьки Саида о гостеприимстве знали то же, что знавали прадеды, свято чтившие неписаный восточный закон, гласящий, что хозяин пусть сам ляжет спать голодным, но гостя накормит до отвала. Дом, где народившуюся малышку одевали в четыре одежки, чтобы не замерзла, но не могли купить ей даже ботиночек, щедро сыпал угощениями. Когда мы ничтоже сумняшеся попытались «своими силами продержаться», то бишь купить курятины в соседней лавке, дабы не объедать хозяев, обида была смертельной. Тетка Саидиха тихо дулась в уголке, у нее куриная ножка ловчее же выходит и пахнет лучше.

Однажды хозяева и вовсе шиканули, пригласили нас погулять по набережной и угостили местным мороженым — этиким фруктовым сорбетом, плавающим в трех видах сока. И ничего, что за эти деньги можно было малышке обувку справить, зато гости не обижены!

Впрочем, на обратном пути мы заглянули на рынок и справедливости ради купили малышне и обувь, и шапку заодно. О том я, пожалуй, позже расскажу. А пока поведаю о том, что ели в доме дядьки Саида. Это, друзья мои, отдельная песня.

В тот вечер, когда мы узнали, что остаемся на пять дней, Сансаныч, мастерски уложив сына в кровать (две минуты пошалить, еще две – покататься у батьки на пузе, еще минуту побурчать и угнездиться поуютнее), устроил семейный совет. На котором как мог объяснил мне, что нам придется отныне: забыть о том, что мы можем и сами еды купить, не такая уж это большая проблема; с уважением есть все, что приготовила тетка Саидиха, тем более, она ни разу не забыла, что мадам веган, и ни разу не предложила некошерного. Большинство людей, заметил Сансаныч, долгое время по привычке нет-нет, да предложат пельмешек, а потом уже вспомнят – ой, а ты ж это не ешь! Тетка была куда деликатней, она на вегетарианскую диету моментально определила всю семью, только в ужин балуя домочадцев курятиной или рыбой. В остальное время с интересом колдовала над супом из фасоли и помидорчика или над какой-нибудь умопомрачительной рецептурой фалафеля, фаршированного турецким сыром.

Восхищаться бы мне до предела, если бы не одна закавыка. В этом же доме дядьки Саида на моих глазах медленно умирала от цирроза симпатичная пятнадцатилетняя девочка. Это для дорогих гостей закон полагает метать на стол все, что у семьи в хозяйстве имеется, а родные дети нехай едят то, что положено. Точнее, на что денег хватает. У семьи Саид не было лишнего пиастра на то, чтобы кормить ребенка специальной диетической едой, необходимой для того, чтобы загнать хворь в подполье и дать телу возможность продержаться хотя бы десять-двадцать лет. За стол она садилась вместе со всеми. Учитывая особенности еды, коя традиционна для бедных египетских районов, можно было даже не сомневаться: долго на таких дровишках не протянешь.

Я не сразу обратила внимание, да и иной человек тоже будет долго присматриваться, прежде чем поймет, что не так. А дело в том, что на белом лице хорошо заметны тревожные печеночные синяки под глазами и болезненная желтизна. А вот под смуглой кожей все эти признаки болезности невидны. Выдает хворобу только огромный, по-лягушачьи вздутый живот. По-научному асцит. Поэтому седовласый врач, пожав плечами, сказал: ну раз вы не можете обеспечить ей лечение, то хотя бы перестаньте мучить, ей недолго осталось. Пусть мультфильмы что ли посмотрит…

На второй день пребывания в семействе Саид я тоже пристрастилась к каналу с диснеевскими мультиками. Мое детство прошло в мире, где правили Чип и Дейл, а спонсировал их Скрудж Макдак. Одним глазом я посматривала за тем, как готовит тетка Саидиха.

Утром она вставала у плиты, включала огонь под казаном с недельным пальмовым маслом и начинала методично зажаривать фалафель – бобовые котлетки во фритюре. У нее был особый оригинальный рецепт, она умудрялась внутрь практически жидкого теста упихать кусочками турецкий сыр, вонючий такой… Дальше к фалафелю поджаривалась картошка «пальцами» и яйца «глазами», из ближайшей лавочки приволакивалась стопка серых лепешек, из кастрюли вынималась порция мятой фасоли.

К обеду Саидиха традиционно варила суп. В старой медной ступке она перетирала с маслом чеснок, специи, какие-то пахучие травки, потом долго гремела поварешкой, проминая разваренную чечевицу и помидоры с луком, накрошенные кольцами. К супу обязательно подавались те же гигантские серые лепешки и рис, запеченный в чугунках.

На третий день (я о нем позднее расскажу) мы отправились на базар, и я попросила картошки с цветной капустой. Саидиха долго, очень долго силилась понять, как это можно есть вареным. Ладно бы картошку, но цветную капусту, не обжаривая? Ну дорогая моя, я ж не спрашиваю, как вы вчера всей семьей грызли сырой батат и с удовольствием лузгали жесткие стебли сахарного тростника, проигнорировав купленный Сансанычем торт.

Самое удивительное, что при этом детвора подолгу и очень тщательно обсасывала пакетики, остававшиеся после фруктовых пюрешек Санька. Мелкого никто не пытался кормить, несмотря на все законы египетского гостеприимства. Я с ужасом наблюдала, как его «коллега», пятимесячная Сафия увлеченно жует пустыми деснами хлеб, размоченный… в кофе. Саня уплетал свой «космокорм» из баночек и тубочек. Даже при всей любви к традициям и неписаным восточным законам, Сансаныч очень тщательно бдил, чтобы ребенка ничем посторонним не кормили. Он хорошо знал, что я с ним сделаю, если мелкий подавится или покроется аллергическим маком.

А вот со мной на третий день любезно попрощалась печень, прихватив заодно желудок. Не буду вдаваться в вульгарные анатомические подробности, но мой довольно-таки привыкший к хургадинскому фастфуду организм крякнул подстреленной уткой. Такого количества соли, масла, перца и сахара выдержать просто не получится. Поэтому капуста была вареной, картошка тоже. Благо я это спокойно и с большим удовольствием ем.

К сожалению, запоздавшая мера не спасла меня от последующего падения с гастроэнтеритом на два дня. Уже вернувшись в Хургаду, я методично слегла, проведя выходные на карачках, в техничном переползании от кровати к сливной яме, где происходило мое продуктивное общение с Ихтиандром. Пожалуй, жареную еду я не смогу есть еще пару месяцев…

Продолжение следует