Египетский гаишник, где ты, где ты?

Еду сегодня в Макади за туристами. Обычно по окружной дороге машины летают с такой скоростью, что формулисты, буде надумают отдохнуть в Египте, получат нервный срыв и долгую икоту. А сегодня, поди ж ты, пылит тазиком, как будто на заправке черепашьего навоза вместо бензина в бак залил. Я-то по привычке время рассчитала так, чтобы за двадцать минут оказаться на месте, ан нет. Сижу, значит, молча возмущаюсь, что за водителя мне АВС сегодня прислали, какой-то весь сугубо правильный, низкоскоростной. И понимаю вдруг, почему…

В связи с наступлением праздников в Хургаду ломанулось огромное количество отдыхантов локального происхождения. Переводя с моего хитромудрого на человеческий, египтяне понаехали в курортную зону. Кто с Каирщины, кто из Подлуксорья. Соответственно, городские таксисты спешат развезти всех, успев собрать как можно больше заказов. И, как ответная мера этому разгулу, появляются гайцы-молодцы. Мухомор, в смысле, мухаузер, мэр Хургады, распорядился сегодня понатыкать посты проверки везде, где можно. И выглядело это весьма забавно.

Стоят гаишники, прикрывшись фиговым листом, в смысле, природным ландшафтом. Хургадинская окружная богата на произрастающие вокруг дороги каменья и взгорки, поэтому всегда есть, где красиво заныкаться, а потом кааак выскочить, напугав до поросячьего хрюка разогнавшегося водятла!

Этаким макаром сегодня весело развлекались штук пять постов с белоштанными папуасами, в смысле ППС-ами. Они натурально выпрыгивали на дорогу, размахивая рукавами в катафотах, и только слышно было, как натужно визжат тормоза удивленно буксующих таксовозок. Столь же феерично на задних сиденьях подвывали едущие в Хургаду египетские детки, им вторили замурованные в никабы каирские матроны, и несмотря ни на что, прорывался таки с передних сидений папашкинский матерок. Я ушастая, я всеее слышу!

На одном из таких постов тормознули и нас. Они вообще, гайцы египетские, тормозят всех без разбору. И каждому в лобешник палкой нац! Нарушил, превысил, штраф! И что удивительно, каждый первый, свесив орлиный нос к цыплячьей груди, начинал шуршать по карманам в поисках наличных. Один из ста громогласно возмущался – какого ананаса, начальника? Ты с горы Моисея что ли спустился, ангел безгрешный, чтобы в меня обвинениями кидать, яко каменюками? А ну подать сюда Аль Тяпкина-Ляпкина, или кто у вас тут главный по тарелочкам, и покажите-ка мне, уважаемый, где на радаре отмечены именно мои незапятнанные превышениями данные!

Именно таким возмущенным голосом громогласно вещал сегодня наш водитель, который действительно ничего не нарушал. И ехал, как полагается, черепашьим шагом, а не «смотри, я до пола ногой достаю!» типусечки. Гаишник тоже пошуршал рацией, трижды громко туда рявкнул номер нашей машины, некультурно обозвал коллегу собачьим сыном и махнул нам в сторону обочины – ожидайте. Ну мы что, встали рядком, смотрим на остальных фигурантов. А те даже не пытаются трепыхаться – знают, чувачки, что нарушайства за ними числятся. Хотя нет, один таки галабеистый отец внушительного семейства вздумал с гаишником поспорить на тему того, что никакой он не нарушитель, ехал с полагающейся скоростью. А то, что двое детей в багажнике – так и что? А если они все в салоне не помещаются? В каком смысле, жене меньше жрать надо? Что значит «будет одно сиденье занимать, а не два с половиной»? Вы на что намекаете, гражданин начальник папуасов? Шо у меня жена толстая или детей слишком много для этой машины? Да на этом пылесосе еще мой дедушка из Асуана кирпичи возил, из которых Хургада строилась!

Поугорав еще пять минут над понаехавкой, мы таки дождались своей участи. И были отпущены за отсутствием прегрешений и покатили дальше в Макади. Уделив полчаса беседе с туристами, технично отправились обратно в Хургадюкино. И, уже распрощавшись с водителем, я еще раз нарвалась на местных гайцов.

Почему-то вспомнилось, что буквально вчера подобную сцену я наблюдала на Шератоне, и провожаемая мною туристка удивилась, почему я спокойно реагирую на появление грозных полисменов рядом с собой. Да потому что я уже знаю, что будет дальше. Они как шкодливые карманные собаки, которые больше похожи на недоразумение, чем на потомка хищных волков, лая много, а куснуть боится.

Так и случилось. Ситуация была смешная. Борзый таксер подрезал маршруточника. Тот не остался в накладе, перекрыл ему карданом выезд и пошел на разборки. Орал, клял родню до пятого колена и грозился выхлопную трубу сделать газоотводной в нужном анатомическом отверстии. Таксист в свою очередь заявлял, что его оппонент был рожден не совсем праведным образом, и усомнился в отцовстве, принадлежащем некоему хомо сапиенсу, предположив, что, скорее всего, достопочтенная матушка его маршруточного коллеги имела неосторожность гульнуть с пустынным шакалом, после чего случился конфуз в виде рождения оного коллеги.

Гаишник, выросший белогривой поганкой рядом, с помесью удивления и немалого удовольствия стоял между двумя оппонентами и вертел башкой, давая фору китайскому болванчику. Выслушивал прения сторон и своевременно разнимал тянущиеся друг к другу шаловливые ручонки. Дабы пресечь несанкционированные действия, кои потом надо будет еще и разнимать, форму пачкать… И где-то минут десять мы с ним наблюдали словесную дуэль двух пейзан-бараночников. Я пожалела, что тетрадки для конспектирования новых матерных выражений у меня при себе не было. На слух не запомнила, но, помнится, было витиевато.

В итоге, согласно правилам египетской перебранки, прав тот, кто громче крикнул. То есть, кому последнему удалось переорать оппонента. Таковым оказался таксист. Он гордо удалился к своей машине, намереваясь благополучно отправиться по маршруту, заданному клиентом… и с удивлением обнаружил, что пока они скубались с водителем микроавтобуса, заскучавший и явно куда-то торопившийся пассажир молча вышел и поймал другое такси.

Гаишник сцедил в кулак смешок, выслушав еще одну порцию брани от таксера, маршруточник от греха подальше упылил в сторону Старого города, а я поползла домой отсыпаться. Еще спрашивают, почему я машину в Хургаде не вожу… и не буду!