Байка про пятницу, компьютер и купальник дойче фрау

Я ненавижу пятницы так же, как товарищ Пидоренко ненавидит Египет. К вящему моему сожалению, этот день невозможно отменить. Он наступает как еженедельный апокалипсис – железобетонной кочергой на кровавую мозоль моего изъеденного недосыпанием мозга. Пятница – это выходной в детском саду.

f_36460

Дело в том, что, несмотря на египетское происхождение и татарскую морду, Саня был рожден с ореолом коммунизма поперек ауры. Он ест только в коллективе, живет только по советским правилам и непозволительно любит пельмени. Поэтому в садике, при советской же воспитательнице с говорящим именем Лия Феликсовна, Саня шелковый ребенок. Однако, стоит ему сообразить, что сегодня пятница, и никуда его не ведут – а сей момент определяется по моей бесполезной попытке покормить ребенка без коллективно-хоровой чавкающей подзвучки – как в Саню вселяется демон тотального сволочизма. И я начинаю рыскать больными глазенками в поисках веревки, мыла и живой воды, чтобы к утру субботы аккуратно воскреснуть.

На этот раз мой драгоценный супруг, уже ощущая по моим вибрациям во сне и наяву, что мне точно пора в отпуск, или х*йснимколл черт с тобой, пусть будет хотя бы уикенд в отеле, согласился побыть с ребенком наедине. А я, значицца, поеду в любимый мной Desert Rose — с подругой. Сказано — сделано. Отель мы забронировали, я шнурки проутюжила, платьишко повесила, полотенчик лебедем свернула. Все, ожидаю пятницы впервые за последний год — без содрогания мускулатуры вплоть до легкого похлопывания ушами о черепушку. Один фактор я не учла в вопросе сборов… Называется «это Египет, детка!»

Как не задался один мой день

Все было оговорено, в 8-30 заезжает подруга с дочкой, в 9-00 мы прибываем в отель, там меня встречает фотографесса Мила, которая уже приехала, чтобы отснять для репортажа Desert Rose. Все зашибись, но вечером четверга Саныч начинает активно объяснять мне, что одна я в отель не поеду, и он проглотит ключ от квартиры, и я буду ждать, пока оный ключ естественным путем не покинет организм обиженного супруга, потому что а) супруг тоже хочет на море, б) «возьми масика с собой».

У меня начинает от нервенного сюрприза подрагивать левое веко, причем вибрация передается до правой пятки. Я оглядываюсь по сторонам в поисках чего-нибудь более-менее безопасного с точки зрения швыряния в наглую мужнину морду так, чтобы к пятнице он хотя бы оклемался и был в состоянии заняться ребенком. Но ничего подходящего не нашлось. Поэтому я предложила единственный доступный вариант действий – оформить на супруга с ребенком дополнительный day use без комнаты. Но твердо встала на позицию, аки Ленин на броневик, что ни с каким масиком я купаться не буду. Не для того моя роза цвела, понимаешь, чтобы бултыхаться в лагуне на мелководье, придерживая одной рукой дрожащие яйца ребенка, а второй – его башку, так и норовящую хлебнуть соленой воды, в которую египетские детки роняют не дожеванные чипсы.

Навыяснявшись отношений до хриплого голоса удрученной Примадонны, я гордо удалилась баиньки, предвкушая первую пятницу без детских истерик, попыток уложить мелкого спать и накормить вне коллективного бессознательного жевания каши с гуавами. Утро началось в пять…

Я не знаю, по каким таким причинам Саня проснулся ровно в пять нуль-нуль и начал активно меня тормошить. Подозреваю, что это была извращенная месть ситхов за то, что каждодневно в восемь утра подобную процедуру тормошения провожу я, отправляя деточку в сад. Скажите мне, что годовалые дети не понимают, что они пакостничают, и я изображу вам громкую бугагашку прямо в литсо. Вот так: бугагагага ыыыыы!

Все он понимает, кОзел велкопоповицкий. Понимает и пакостит, чтобы жизнь малиной не казалось. Помучившись пару часов, я поняла, что спать мне больше не дадут, и приняла героическое решение дотерпеть до пляжа. А уж там как разлягусь… Угу, размечталась курица о соколином полете. В восемь утра я позвонила подруге, и меня встретил бодрый голос водафоновой вещалки, говорящей, что на улице пятница рамадана, поэтому абонент выключен, и можете идти дальше спать.

В девять утра история повторилась. Абонент все еще продолжал пребывать вне зоны действия антирамадана и не собирался никуда ехать. В десять я начала подозревать, что мои планы медленно, но очень точно накрываются тем самым звонким медным тазом, каким пользовалась моя прабабушка, хрюкая застиранными прадедушкиными кальсонами по стиральной доске.

В это время мой супруг счастливо давил хоря на кровати, не подозревая, что я отчаянно пытаюсь сбежать из дома, но именно в Дезерте существует дебильная система секьюрити-надзора, и если мы приедем все поодиночке, то я потом не смогу объяснить, почему бронь на троих, а являемся мы не Горынычем, а каким-то рассыпным горохом. У них мозги зарамаданенные склеятся и выключатся, как абонент водафона. Короче, я жду.

В 11-30 на проводе появляется подруга и заявляет, что они проспали и теперь собираются. В 12 проснулся мой муж и сказал, что никуда не едет. Потому что уже поздно, он не выспался, и вообще. Я только хотела обрадоваться, что можно спихнуть ему ребенка и еще успеть в отель, как этот самый ребенок (расскажите мне, что годовасы не умеют пакостничать) выкатил торжественно коляску и начал туда методично водружаться. По сонной и решительно настроенной на лень мордахе супруга я поняла, что могу хоть из пушки кислым молоком стрелять, с места его сдвинуть может только тягловая сила тех рабов, которые перетаскивали плиты пирамиды Хеопса. И надо мной уже кружит, примечая цель на макушке, розовая птица обломинго.

Стоит ли говорить, что к двенадцати тридцати я уже три часа как сидела за компьютером, облачившись в купальник, подаренный мне добрейшей дойче фрау? Это единственная форма бикини, которую мой бородатый слон супруг воспринимает без малейших нареканий к нравственному вопросу моего пляжного дресс-кода.

Думаю, не стоит пояснять, что было дальше. Около часа дня за мной приехала подруга, ни в какой отель мы, естественно, уже не поехали, тем более, что ехать туда с ребенком и без мужа – вообще не вариант, это зря потраченные деньги (ни на анимацию не сходить, ни с маской позависать). Поэтому мы отправились прогуляться до пляжа. Идти нам предстояло минут двадцать, и все эти двадцать минут моя героическая подруга старательно молчала, пропуская в одно ухо и выпуская из другого бесконечную тираду на тему моей неудавшейся пятничной жизни, лютой ненависти к египетской лени, неорганизованности, выключающимся телефонам и прочим факторам, сильно озадачившим мне сегодняшний день.

Мимо нас проносились бибикающие таксисты, некоторые, чуя натруженной задницей мое весьма нелюбезное настроение, молча гнали машины вперед. Другие, менее опытные, притормаживали, получали ушат моего матерного лая, потом, несмотря на конструкцию колесной базы, боком драпали от моей пышущей огнем башки и в ужасе катились куда подальше. Один прифигел настолько, что через десять метров притормозил и спросил, все ли у мадам нормально?

Да все отлично, кроме того, что у меня в коляске рыдает не желающий ничего есть и спать ребенок, я нифига не поехала в отель (завтра поеду, причем, слон муж теперь, ежели хочет, нехай сам просыпается и едет за мной), и даже учитывая то, что сейчас мы дойдем до пляжа, мне один хрен не светит радостного распития пиваса с кальяном, потому что одной рукой я буду поддерживать ребенка за трусы, а второй за башку, чтобы он, плавая, не нахлебался воды. Ибо нарукавников до года в Хургаде почему-то не продают, а те, что от двух лет – ему еще большие. Вот и вымудряюсь.

Одно меня обрадовало. Придя к половине второго дня, я обнаружила немало козырных мест на пляже. И только к двум подгребли толпы пятничных египтян, которые тоже не умеют куда-либо собираться с утра пораньше…

2 комментария

  1. Сочувствующих всей душой)))предлагаю организовать » пятнический» день садик ) прям на пляже ) для своих ) а родители пущай плющаться неподалёку ( или подальше ) и кальянються…Денег можно заработать))) Желающие точно будут.С тихим часом ( подстилки с собой) из еды — на усмотрение родителей.Это я к тому ,что пятницу не отменить…)))Навеяло вдруг:Миронов напевал — правда про » Понедельник» ,которые надо » отменить»!хорошей субботы)))

Comments are closed.